среда, 30 августа 2017 г.

Зловещая тень северокорейских МБР.


По сообщению ТАСС, 29 августа КНДР осуществила пуск баллистической ракеты, пролетевшей над Японией и упавшей в Тихом океане в 1180 км от мыса Эримо.
Случившееся явилось ожидаемым событием, тем не менее, противоречивая информация об испытательных запусках северокорейских баллистических ракет различной дальности уже давно заставляет всё больше нервничать не только соседей КНДР, но и, казалось бы, никак не связанных с этими событиями стран из отдалённых регионов. И дело вовсе не в том, что с увеличением дальности северокорейских ракет даже далёкие страны становятся ближе, похоже собака порылась несколько в другом месте, а вот в каком — давайте разбираться. Глубоко копнуть может и не получится, но на кое что следует уже сейчас обратить внимание, тем более, что в этот же день произошли некоторые события, внешне, казалось бы, не связанные ни между собой, ни с ракетами КНДР.
Напомню:
- 29 августа представитель президента Украины в Верховной Раде Ирина Луценко заявила, что на 99,9% подготовлен законопроект об окончательном и бесповоротном определении России как страны-агрессора.
- в тот же день глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер сказал дословно следующее: «Я видел, что мой друг Порошенко несколько дней назад сказал, что Украина – это ЕС, это НАТО. На данный момент это ни то, ни другое. Все должны это знать».

Краткое досье.
Прежде всего, надо понимать: Северная Корея безусловно использовала в своих разработках не только опыт стран, давно преуспевших в ракетных технологиях, но и конкретные изделия, которые либо применяла напрямую, либо копировала, либо создавала свои изделия на основе полученных образцов.
Первое серийное производство твердотопливных ракет с дальностью до 450 км началось в начале 80-х годов, когда северокорейским инженерам удалось скопировать с закупленных в Египте советских 8М21, входящих в тактический комплекс 9К52 «Луна-М».
Затем в 1996 году КНДР также приобрела, но уже в Сирии несколько ракет 9М79 «Точка», которые скопировала, усовершенствовала и создала свой комплекс KN-02 «Tokca» с дальностью стрельбы до 220 км
Это всё тактические ракеты (ТР). Такая же примерно история с оперативно-тактическими (ОТР), малой и средней дальности (РМСД), и с межконтинентальными баллистическими (МБР):
- в 1980 году приобретён у Египта оперативно-тактический комплекс 9К72 «Эльбрус», оснащённый ракетами Р-17 с жидкостно-реактивными двигателями (ЖРД) (дальность 300 км). Ракета скопирована и на её основе созданы собственные комплексы «Хвасон-5» и «Хвасон-6» повышенной дальности (340 и 500 км соответственно).
- комплексы МСД «Хвасон-7» и «Хвасон-10» (сведения о дальности сильно разнятся) созданы в 2000-х годах также на базе ракеты Р-17, что свидетельствует о большом модернизационном потенциале советской военной продукции.
- далее идут несколько видов МБР, как двухступенчатых («Тэпходон-2»), так и трёхступенчатых («Ынха-2», «Ынха-3»), а также МБР «Хвасон» (серии 12 и 14) с межконтинентальной дальностью.
- есть ещё некоторые разработки, в том числе и для запуска с подводных лодок «Пуккынсон-1», а также её наземная модификация «Пуккынсон-2», и т.д.
То есть, ракетная программа КНДР имеет практически полный спектр средств доставки боеприпасов (в том числе и ядерных), по нескольку сотен каждого вида, некоторые из которых даже поставлялись на экспорт в Иран, ОАЭ, Сирию, Вьетнам, Ливию. И всё это богатство в условиях беспрецедентно жёстких санкций, как финансового, так и технологического характера.

Белые пятна досье.
Из краткого досье видно, что Россия (СССР) лишь косвенным образом причастна к северокорейской ракетной программе. Не было ни прямых, ни обходных поставок ни ракет, ни ракетных двигателей, что легко объясняется заботой о безопасности своих дальневосточных границ. Более того, есть косвенные сведения, что за период осуществления ракетной программы (с 60-х годов прошлого века) северокорейским спецслужбам удавалось не единожды добыть не только образцы, но и техническую документацию ракетной техники других стран, в том числе и западных. То, что в конечном итоге они остановились на советских технологиях, свидетельствует лишь о рациональном выборе между: плохим и хорошим, простом и сложном, эффективном и малоэффективном, наконец, дешёвым и дорогим в производстве.
Однако есть в приведённом досье большое белое пятно, связанное с двигателями МБР, которые ни в каких аналитических материалах ни разу, ни прямо ни косвенно, никогда не связывались с Россией. Более того, есть сведения, просочившиеся в информационное пространство уже в начале августа, что в МБР «Хвасон» однозначно использовалась двигательная установка советского РД-250, работающего в качестве составной части маршевого двигателя ракеты Р-36 60-х - 70-х годов, который был разработан КБ «Южное» и выпускался на украинском заводе Южмаш.
А теперь главное: северокорейские ракеты межконтинентальной дальности — это программа, начатая в начале 2000-х годов, когда Украина уже более 10-ти лет являлась самостоятельным (незалежным) государством. Также мы доподлинно знаем, что за весь период незалежности наши соседи умудрились распродать львиную долю своих вооружений, в том числе и ракетных комплексов, в изобилии доставшихся им после дележа Советского Союза. Следовательно, нет и не было никаких препятствий не только в распродаже, но также и поставках ракетных двигателей (если они были) в КНДР и, уж тем более, в продаже технической документации любому желающему заплатить хоть немного денег. Подчёркиваю: никаких препятствий от слова вообще. Тем более, что КНДР находится не просто далеко, а очень далеко от Украины, не просто близко, а очень близко к России.
Однако что нам гадать, если тут нам на помощь неожиданно приходят наши заокеанские «партнёры»: «Очень похоже на то, что эти двигатели поступили с Украины, и, скорее всего, нелегально. Отдельный вопрос — сколько изделий заполучила КНДР, и помогают ли им украинцы до сих пор. Это очень беспокоит» - прокомментировал газете The New York Times эксперт по ракетной технике из компании IISS Майкл Эллеман.
Обращаю внимание: американцев беспокоит уже не реальность самого факта, а сколько двигателей, и продолжается ли это в настоящее время.
Конечно, как только вскрылся прямой украинский след в северокорейской программе, тут же последовали опровержения Южмаша и прочих официальных и очень серьёзных лиц, типа опытного аэрофизика Павло Климкина. Конечно, во всём тут же оказалась виновна Россия и персонально Владимир Путин. Это всё более чем нормально для квазигосударства.
Ненормально другое: быстро схлынувшая волна международного негодования, поначалу даже захватившая и госдеп.
Впрочем, удивляться, как всегда, нечему, учитывая изначальную цель незалежного украинского проекта, требующего стерильного идеального образа в противовес злобному русскому медведю.

Точка невозврата
Вот уже, как несколько томительных месяцев Украина перестала быть точкой пересечения международных силовых линий. Сначала Сирия постепенно отодвинула незалежную на вторые роли, а затем совершенно бесцеремонно международным вниманием завладела какая то Северная Корея, да ещё по ходу бросив жирную тень межконтинентальных ракет на светлый идеальный образ, вскормленный революцией достоинства. Понятно, что с этим надо что-то срочно делать, тем более, что третьестепенная роль для Украины однозначно подразумевает окончательное пересыхание финансового ручейка.
Сделали: подготовили документ, означающий фактическое объявление войны России, да ещё с оговоркой: «И это для того, чтобы МВФ давал нам средства...»!
Что ж, наши запоздалые поздравления. Запоздалые на фоне мгновенной «поздравительной» речи Жан-Клода Юнкера, сразу осознавшего возможные интересные последствия намечающейся перманентной движухи в сторону точки невозврата в европейском подбрюшье с хорошо прогнозируемым итогом.
Хорошо ещё, что северокорейцы оказались осторожными и порядочными партнёрами, предусмотрительно установившими систему самоликвидации, всегда и надёжно срабатывающую после сброса первой ступени...

PS: а тем временем американский эксперт Майкл Эллеман неожиданно удалил свой Twitter-аккаунт...

Империя

Комментариев нет:

Отправить комментарий